Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Исключение?..

Как-то... странно, непривычно пошел Пост: тихо, спокойно, молитвенно. Ведь даже война в Донецке остановилась, хотя в былые времена к этому времени уже начинали бомбить сербов, Югославию. Нет пошлятины гельмановских выставок и "детей Розенталя", провокаций типа "пусь", макаревических концертов, дальнейших чубайсовских "приватизаций" и вообще шизофренической разнузданности тех, кто маркируется словом оп-позиция. Даже фильмы типа "Последнего искушения" Скорсезы что-то не заявляются...
Интересный Пост. Неожиданный. Неужели нашествие всей этой либерал-бесовщины удалось, наконец, остановить?

"Господи и Владыко живота моего..."

Мч. Никифора из Антиохии Сирской (ок. 257).
2.
Да, братья и сестры, слова молитвы могут звучать, как музыка. Которую услышал где-нибудь в Угличе или даже Череповце в исполнении русского, то есть на теле-подмостки и центральные сцены недопускаемого и потому неизвестного мастера, поразился и… нигде более не мог повторить прослушивание. Потому что нельзя же музыку извлекать из пленки, диска, там, или флешки. Ведь машинная, электронная музыка - это как столь же высокотехнологичная машинная циви-лиз-ация - она мертва. И более того: все эти диски, флешки, чипы подобны кандалам, баракам и крематориям, ибо все сие - принадлежности либо прошлого, либо грядущего концлагеря. К которому рабов циви-лиз-аторского прогресса заблаговременно упражняют.
А музыка - она может быть только живой. Как молитва.
(Правда, и молитвы, и даже саму литургию сейчас тоже на всю эту электронную мертвость поназаписывали. Но невозможно, сестры и братья, молиться вместе с диском или стеклом экрана - это же… ну, глобоязычество, и более ничего. Нафаршированное как бы нашими словами. Что вообще похоже на то, как если бы вызвали какого-то духа, который вне тела умершего, то есть уже отсутствующего здесь человека покоится, и вот этот дух вам вещает. А в отциви-лиз-ованных вместо духа - флешк...)
И вот спустя год голос отца Никифора вдруг тронул душу мою божественными аккордами молитвы. (В полном смысле ведь божественными.)
- Господи и Владыко живота моего...
Это же… братья и сестры - гимн отрицания нынешнего, идольской “свободе” порабощенного дня. Ибо не в лапы этой… евро-долларовой свободы вручаем мы живот свой, но вырываемся словом сим из её мерзких объятий. В которых - вот ведь, далее - почти вся программная суть этого духа свободы изложена. Правда, на мой взгляд, излишне мягко:
-…Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия - не даждь ми.
Я бросился на колени. Как бросаются пред вратами рая, когда войти в него уже - нельзя. Потому что все возможности года, которые давались тебе для спасения, ты - промотал.
Но отчего же столь милы эти, звучащие от Царских Врат, слова?
Не от того ли, что молитва сия - знак милости? И тебе, блудливому и блудному, дается еще один, самый последний, шанс - спастись. Ибо молитва эта - возможность сего. Я поднимаюсь, будто уже прощен. Значит, в Пост - допущен. Значит, могу умолять. Вместе с отцем Никифором:
- Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви - даруй ми, рабу Твоему...
Да, братья и сестры, мы повторяем эти слова без всяких бумажечек, запинок, усилий - напамять. Хотя молитва преподобного Ефрема - лишь первый аккорд Поста. Но значит, что он уже начался. Ибо, действительно, все эти сплошные седьмицы, вещь для тела вольная и закадычная, но ведь как укрепиться к той брани, которая начнется с ближайшего воскресенья? Как, если хотя бы пару деньков даже в сплошной - не поговеть? Чтобы в Воскресение сие - в году, а для кого-то, может, и во всей жизни - единственное, Прощенное - не подойти к Чаше...

Господи, не остави нас.