Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

В Киеве тоже бывают правы

Интересно, что даже так называемые укропы говорят и делают некоторые вещи абсолютно верно. Правда, крайне и крайне редко. Например, сносят памятники Ленину. То есть врагу нашего отечества, устроившему вместе со своими подельниками убиение государя, развал Русского государства, истребление священства, террор и геноцид православного народа.
Спрашивается: зачем сохранять памятники - врагам? Разве что как свидетельство того, что у власти до сих пор находятся продолжатели дела Ленина. То есть дела истребления Земли Русской, что мы, собственно, и видим.
А сегодня цитируются слова киевского депутата, некой Савченко - о журналистах: "Вы же как шакалы, вы готовы накинуться, разорвать" по крайней мере, душу, если не тело. Совершенно откровенная и верная характеристика современной - без стыда, совести и чести - либеральной журналистики. Вспомним, с каким остервенением эта братия набрасывается на всякий случай, где запахло кровью. Как смакуют всякую смерть, гибель, трагедию, обсасывают, как косточки, даже малейшие детали несчастья, а уж если катастрофа, вроде гибели подлодки, захвата Дубровки или вновь ныне организованной братоубийственной войны нашего народа - тут кровавого смакования на месяцы и годы хватает. Ведь даже ежечасное начало их информаций - с чего? С убийства, с пожара, с ограбления, с катастрофы, с изнасилования, в лучшем случае, с воровства, грабежа или взятки - это идет первой строкой новостей. Всегда. (Ну, почти всегда.)
Разве не по шакальи?
Так что очень даже бывают правы так называемые укры. И люстрация власти ими была объявлена. Правда, провели они ее вкривь и вкось, потому что люстрировали под руководством тех, которых самих надо было выкидывать из власти. Но идея-то - и для нас, и еще как - злободневна. Ибо что делают в нашей власти те, кто разваливал, приватизировал страну и ставил ее на колени пред западом?..

Покров над Русью

С праздником Покрова, братья и сестры.
Мне кажется, мы не достаточно глубоко понимаем его значение. Связываем Покров почти исключительно с греками. А если поразмыслить, то интересно заметить, что во время похода Аскольда и Дира на Византию, Киев, как и ныне, не являлся столицей самостоятельного государства. (Бедный Киев: что же ему так не везет...) Как и сегодня, Русь тех времен была обложена данью, правда, тогдашнего Хазарского Каганата.
Не необходимость ли выплачивать эту дань и толкнула киевское воинство на грабительский набег в 860 году?
Но 200 кораблей воинства непросвещенных россов были частью потоплены, частью разбросаны по морю против Царьграда, поскольку Пресвятая Богородица покровительствовала тогда православным грекам.
Но и к варварам из Киева Владычица отнеслась милостиво. Известно, что бояре и дружинники росов приняли тогда крещение. В том числе и сам Аскольд, который был наречен Николаем в честь великого святителя.
Таинство над росами совершил сам патриарх Константинопольский Фотий. Это, как мы сказали бы сегодня, знаковое событие, и историки именуют его даже первым или Аскольдовым (иногда Фотиевым) крещением Руси.
Так что очень не случаен праздник Покрова Пресвятой Богородицы, у греков не празднуемый, а у нас почитающийся великим. Тогда еще, то есть 1 155 лет назад, Владычица покрыла древних росов Своим омофором.
Мати Божия, не остави нас.

Мати Божия, спаси нас

Мне так и не удалось выяснить (из достоверных источников) было ли явление Матери Божией на одном из блок-постов в Донецке? А так же в Буденовске и Цхинвале в свое время?
В Донецкой земле скорей всего - нет.
А в двух других случаях, возможно - да. Потому что Матерь Божия посещением Своим дарует нашему воинству - победу. Так, и не единожды, было в Москве, потом в Новгороде, в Рязанских пределах... Так было и в Почаеве.
(Интересно, что Владычица наша почему-то не даровала свою защиту граду Киеву. Если я не ошибаюсь, ни разу, начиная от Мамаева нашествия, и заканчивая нынешним пленением этого града русского.)
Сегодняшний праздник ведь и установлен в память об избавлении Успенской Почаевской Лавры от турецкой осады в 1675 году. Тогда войска мусульман подошли к обители 20 июля (2 августа по нов. стилю). Взять монастырь для этой орды не представляло никакого труда. Что было делать братии?
Только одно: уповать на защиту своей Заступницы и своего игумена, преподобного Иова Почаевского (1651).
Видимо, все три дня и три ночи осады молились они, и утром 23 июля над лаврой вдруг явилась Матерь Божия с ангелами, которые держали в руках обнаженные мечи. Преподобный Иов так же находился возле Богородицы.
Это небесное воинство увидели и мусульмане. И что они сделали, как отреагировали на это грозное предупреждение своей возможной гибели?
Они стали стрелять по ангелам. То есть по духам бесплотным. Ну... турки, что с них возмешь.
Однако стрелы, не достигнув цели, поворачивали назад и разили тех, кто их выпустил. И то ли не понимая причины своей гибели, то ли в полном смятении и безумии, они стали стрелять уже друг в друга и бросились от Лавры, как черти от ладана. И только совсем уж единицы турок действительно потом вразумились, приняли постриг и стали насельниками великой Почаевской обители.
В эти дни там был совершен пятитысячный Крестный ход протяженностью в 15 километров. Конечно же, с молитвами об освобождении Земли Русской от иноплеменного ига...

Пресвятая Богородице, избави нас от междуусобной брани и от осады иноплеменными.

Дата потерь

Сегодня - печальная дата: ночь убиения великого князя генерал-губернатора Москвы Сергия Александровича. Его взорвали прямо в Кремле, около трех часов ночи, бросив бомбу в карету. Представляете, как обнаглели к тому времени (1905 год) враги отечества?.. (А сегодня их присутствие уже в качестве не просто террористов, а вообще - министров правительства если и вызывает какое-то удивление, то совсем немногих. Странно...)
Великий князь был не просто братом государя Александра III, но его единомышленником и первейшим помощником в наведении порядка в стране. Это был последний государь, которому удалось вышвырнуть либерастию из власти. Причем, очень решительно и просто. Вначале своего царствования, молодой царь созвал Госсовет, на котором обсуждался принципиальный вопрос. Если соотносить с современностью, то он был бы, пожалуй адекватен вопросу о том, подавлять ли жидо-либералистический майдан в Киеве - в зародыше этого майдана - или же нет. "За" выступило только два или три человека. На следующий же день совет был расформирован, и на основании этих двух или трех верных сформировано новое, абсолютно русское правительство.
Так вот, Сергий Александрович был ближайшей и важнейшей опорой монарха в его борьбе против врагов Земли Русской. Им удалось сильно почистить и восстановить наше отечество...
Но когда на царство заступил новый государь, Николай II, и для отечества, и для Великого князя начались тяжелые дни. Недобитая либерастия использовала момент смены государей для своего вхождения опять во власть, в банки и т. д. Вот что писал в те дни Сергей Александрович в одном из писем: "Меня приводит в восторг назначение Стааля министром иностранных дел! Воображаю, как наседали на бедного Ники (государя - ред.), чтобы исторгнуть назначение этого космополита кн. Лобанова! Хорошее будет назначение: умного и русского человека: фамилия тут не играет никакой роли."
И тем не менее эту ключевую для внешней политики России должность получил князь А. Лобанов-Ростовский.
Потому что Ники был сам заражен либеральными взглядами. И потому сам - вопреки тому, что на него "наседали" - выбрал космополита.
Вот слова из книги В. Мельника "Царственный витязь" по этому поводу. "Служить Великому князю становилось все труднее. Патриотическая партия при дворе терпела поражение за поражением. Важнейшие государственные должности... занимали люди случайные, с либеральными взглядами." (Стр.142.)
А вот строки самого Сергея Александровича - государю: "Признаюсь Тебе, что мне очень трудно; веяния нехорошие, проявления прямо революционные - нужно называть вещи своими именами, без иллюзий. Время напоминает мне скверные времена моей молодости (то есть дни либер. реформ Александра II, и плату за них - убивство самого реформатора.) Твердо, круто, сильно нужно вести дело, чтобы не скользить дальше по наклонной плоскости. Полумерами довольствоваться нельзя теперь. Помоги Тебе Господь и вдохнови Тебя Отец Твой (т. е. Александр III - ред.), спасший Россию."
Но сильных и твердых действий не было. И генерал-губернатор Москвы подал в отставку. Однако ему его соработничество великому Александру III все равно не простили. Да и не могло простить это жестоковыйное племя убивц - потому что прощать попросту неспособно.
Так что последующие слова нашего государя страстотерпца св. Николая II о том, что кругом "измена, трусость и обман" - это естественное следствие той либеральной, толерантной, примиренческой к внутренним врагам политики, которую преследовал последний государь, и руководствуясь которой окружил себя трусами, предателями и лжецами.
И в итоге, так будет с любым толерантным к либералам правителем. Как он ни называйся: государь ли, Генсек или президент...
Царство Небесное Великому князю Сергею Александровичу.

Благоверный великий князь АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ

                                       IMG_0827 

                        Святой, благоверный, великий князь АЛЕКСАНДР  НЕВСКИЙ (в схиме Алексий, 1263).
                                                                   Мерная. Работа Ольги Шпеко.

Монархия - невозможна

 

10.                                                                                                 Беседы с отцем духовным.

Накануне печального дня убиения царственных мучеников я сомневался, нужно ли отправляться на крестный ход. Потому что и крестные ходы - с политическим, так сказать, оттенком - в патриотическом движении начинают уподобляться… некоему демо-кратическому мероприятию. Да и многие мероприятия, устраиваемые “патриотами”, меня всё больше смущали. Ведь “патриотические” проекты (уже и демо-терминология в “патриотическом” движением освоена) уподобляются демократическим тусовкам, как две капли воды. Есть митинг - эта ударная форма выражения своего мнения демо-общественностью - есть точно такой же и у патриотов. Есть молчаливые пикеты демо-кратов - есть и молитвенные стояния. Есть пристёгнутое к конституционной статье “движение 31”. Появилось и приуроченное к случайно получившемуся Манежу - “движение 11”. У демо есть общественная палата - и у нас, помнится, заседала в Союзе православных граждан. У демо - дума, и у нас - собор. У демо - всевозможные проекты, у нас этих самых проектов - более…

И вот единственно сохранившаяся, если можно так сказать, форма общественной православной жизни - крестный ход - и тот трансформируется… в автопробеги.

Вот почему мы пытаемся под них приспособиться, а не противопоставиться своими собственными формами и форматами организации общественной жизни?

Но это мое, частное и скорее всего неверное впечатление. И вот перед крестным ходом в память об убиении последнего императора российского и его царственной семьи я подошел к отцу своему духовному (О.Д.) - благословиться на участие. А батюшка и говорит вдруг:

- По-моему, нынешние патриоты - это такая муть…

Не ожидая столь быстрого и резкого ответа, я даже переспросил:

- Кто, батюшка, патриоты?

- Муть. Не очищенность духовная. С кем только из них не приходилось разговаривать - всё одно и то же.

Я даже стал защищать патриотов:

- Но, по крайней мере, ориентир-то у них хороший, подлинный, точный - возрождение монархии.

- Да ведь монархию возродить - невозможно.

Я опять опешил. Ибо тоже считал себя и патриотом (только подлинным, конечно), и монархистом.

- То есть Господь не даст России царя? - спрашиваю.

- Царя-то, может, и даст… Но ведь царизм… не самая лучшая форма правления.

- Что же, - всё недоумеваю я, - демо-кратия лучше?

И отмечаю про себя: на Афоне тоже ведь форма демо-кратического управления - Священный Кинот.

- Нет. Есть более совершенные способы управления, нежели монархические и уж тем более демо-кратические. Через пророков.

- Как в древнем Израиле?

- Да. И на Афоне до последнего времени соблюдается сочетание, только не демо-кратического, а соборного управления - с управлением чрез старцев, - будто отвечает на мою мысленную ремарку батюшка.

Вот. Не глобо-демо, а - соборное управление. Есть же нормальный вариант, отмечаю я про себя, но говорю:

- Понимаю. Демо-кратия - это форма правления вне веры подлинной. Значит, вне Истины. То есть апостасийное управление в эпоху отступления от истинного Богопознания. Правление последних времён.

- Не знаю, - говорит батюшка. - Думаю, что в самом конце времён управление будет как раз чрез пророков.

- То есть с точки зрения управления история может завершиться как бы в обратном порядке: сначала язычество - в форме толерантной ко всякой форме сатанизма демо-кратии (поэтому установление тотальной демо-кратии - лишь первый, а не последний этап завершения истории человечества), потом цари, потом пророки. Потом - второе пришествие Господа. Поэтому монархия, - всё не сдаюсь я, - перед пророками - всё же возможна?

- Понимаете, мы вот восстанавливаем монастырь, - говорит О.Д. - Но строго говоря, это не возрождение его. Потому что возрождать, значит, восстанавливать то, что было, и продолжать существовавшую традицию. А как это сделать, если нет тех старцев, учениками которых мы могли бы стать, чтобы продолжить их школу?

Правда, есть книги, но это - как книги какого-либо профессора, у которого вы непосредственно не учитесь. Вы прочли их среди книг других профессоров, но можете ли считать того или иного своим непосредственным учителем, духовником?

По сути, все монастыри мы создаем - заново. Совершенно в других условиях. Совершенно с другими людьми - прошедшими школу советской, а теперь и демократической, то есть школу безбожной, значит, растленной жизни. Совершенно без тех старцев. Без тех игуменов. Всё - другое.

Ибо всё - прервано.

И сегодня опыт даже двадцатилетней давности уже стар. Не подходит. Всё надо создавать за-но-во.

- Но по отношению к душе, к спасению нашему, задачи всё же - прежние?

- Да. Но душа-то находится в иной среде. Поэтому способы её спасения, то есть не поглощения этой средой, тоже ведь надо еще найти. Они - иные, чем были при монархии. Какие? Полноценного ответа на этот вопрос пока - нет.

То же и с монархией. Всё - прервано. Прямых наследников, как бы их не изыскивали - нет. Институт монархизма разрушен. Создан совершенно иной образ жизни, тип управления обществом, тип человека. Какое тут может быть возрождение? То есть в смысле государственного строительства всё нужно делать совершенно заново. И что это будет за православное государство - монархия, не монархия ли? - это надо еще понять. Но это - совсем другая проблема: не реставрировать, а строить заново - понимаете? Заново.

- Понимаю. Это значит, что все монархисты, реставраторы - как это не парадоксально прозвучит - оказывается, просто препятствуют подлинному государственному строительству Руси православной. Но мне, как монархисту, и в голову не могло прийти, что монархия - не универсальное средство и что прямая реставрация её может быть бессмысленна и невозможна.

- Невозможна. Тогда еще, во времена белого движения это, конечно, имело смысл. Сейчас - нет. Поэтому, для начала, вам, как монархисту, надо эту мысль в сознание свое - вместить. А затем вразумиться, каким может быть действительно православное государство в нынешние времена. Именно в нынешние. То есть в эпоху тоталитарной демо-нической кратии, глобализации? И только уж после этого начинать думать, как снова обрести, то есть заново построить Русь Православную.

- Значит, в том, что великий, благоверный князь Андрей Боголюбский (1174) и страстотерпец Христов царь-мученик Николай 11 Романов (1918) были убиты в один и тот же день - в этом великий знак.

- Знак? Какой знак?

- Ну, некоторые патриоты утверждают, что князь Андрей был первым царём Земли Русской, а Николай 11 - последним. Вот всё в один день и сошлось, и в том некое великое предзнаменование.

- Да нет, всё это… муть, нет. Сказано ведь: не соблюдайте дней и времён - это блудодейство духовное. Муть.

- Значит, на крестный ход не идти?

- Почему же? Память о страстотерпцах царственных - хорошо почтить, - говорит батюшка. И добавляет:

- Только не в монархической колонне…



ЧП (часть 2)

6. ПОЧЕМУ  НАМИ  ПРАВЯТ  ПРОВОКАТОРЫ? 25 января (7 февраля н.ст.) 
  
                                                                                Свящ. Владимира, митр. Киевского (1918).

Так в чем же наша, народа русского, ошибка?

В том, что мы поддались идее и логике раскола. Это типичная беда любого протестанта. То есть того, кто уверен, что исключительно его дело - правое.

Не Божие дело, а сугубо его.

(Люциферовский комплекс.)

И как только каждый протестант начинает прельщаться тем, что именно он - прав, так сразу из одного, по началу  общего протестантизма - 23 тысячи сект.

Правда, наш раскол менее опасен, хотя и более кровав: он стал расслаивать нас не столько по религиозным, сколько по политическим мотивам. Начиная со времен первых наших князей, которые не один век пилили Русь - в уделы, и заканчивая нынешней, правда безуспешной пока, попыткой глобо-демо - дорасформировать народ в многопартейную систему.

Но пик раскола - это, конечно, кровавейшая в истории всех гражданских войн - гражданская.

И что… парадоксально: ни красные ведь не отказались от веры своей православной (за исключением, понятно, кукловодов красных - жидов и особо приближенных к ним наших иудушек), ни белые. То есть никакого глубинного основания для взаимного истребления, ну, не было, как ни крути. А итог гражданской - 15 миллионов друг другом положенных братьев.

И ведь с какой остервенелой ненавистью мы один на другого кидались. В комментариях к предыдущей записи (“Чужой праздник”) читатели набросали массу примеров озверения. Правда, почему-то только одной стороны - озверения белых.

Чтобы сгладить эту историческую неточность, приведу только один пример красных зверств. Совсем рядовой, из первой подвернувшейся книжки. Но даже в нём - вся бездна падения как бы совершенно правой (с точки зрения сторонников красных) стороны.

“В Ялте… во время восстания против большевиков Николай… был ранен на улице… Женщина, которую мой брат любил, подобрала его там и укрыла на своей даче. Потом отвезла в госпиталь.

Тогда-то пришел в Ялту крейсер “Алмаз” с матросами. В городе начались окаянные убийства офицеров. Матросская чернь ворвалась и в тот лазарет, где лежал брат. Толпа глумилась над ранеными, их пристреливали на койках. Николай и четверо офицеров его палаты, все тяжело раненные, забаррикадировались и открыли ответный огонь из револьверов.

Матросы изрешетили палату обстрелом. Все защитники были убиты. “Великая бескровная” ворвалась. В дыму, в крови озверевшие матросы бросились на сестер и на сиделок, бывших в палате. Чернь надругалась и над той, которую любил мой брат…” (А.В. Туркул “Дроздовцы в огне” Л. “Ингрия”, 1991 г. Стр. 49)

Не буду множить эти примеры гораздо более жестокими вещами - их тьма. С обеих сторон. Каждая из которых насмерть стояла за свое - “правейшее” - дело.

И вопрос - в чем?

В том, почему мы , будучи единоверными (да, в разной мере, да, с оговорками, да… но русский, как сказал наш классик, значит - православный), пошли друг на друга с шашками наголо, штыками наперевес и как угодно? Отчего?

И если не главное противоречие - не различное понимание веры - разделяло нас, то - что?

(Кстати, быстрое объединение наших церквей тоже ведь свидетельствует о вовсе не религиозной природе раскола.)

 

И здесь опять приходится возвращаться в тяжкий 18-ый год. Итак 23 января (5февраля) - декрет “Об отделении церкви от государства…”

А спустя буквально два дня - 25 января (7 февраля) - зверское убиение Митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского).

Почему именно этот, а не любой другой владыка?

Очень просто. Параллельно с праведным Иоанном Кронштадским, действовавшим в Петербурге, в то время первоиерей московской кафедры Владимир сыграл первейшую роль и в истреблении первой жидовской революции 1905 года. (Интересно, почему мы с их подачи согласно называем эту революцию - “русской”? Ну, совсем не распудриваем мозги свои.) В октябре 05-го года он, например, благословил во всех московских храмах прочитать свое (составленное совместно с владыкой Никоном (Рождественским) “Слово”. Где разъяснялась суть этой революции и её движущая сила. И как вы думаете, кто эта сила?

А те именно, которые и вершили переворот, скрываясь под личинами большевизма и прочего. Он вскрывал преступные, антихристианские замыслы и делания жидов, соотнося их погромы - с их же программой, изложенной в “Протоколах сионских мудрецов”. И второе - владыка отвечал на вопрос, что же в этой ситуации делать? “Кто чувствует себя русским, тому естественно быть членом Союза Русского Народа”, - писал он... То есть он столько сделал для того, чтобы революция захлебнулась, что забыть это было уже невозможно.

Либералы Московской Духовной Академии тогда еще подняли вой - как всегда они это в подобных случаях делают. Почти полностью уже жидовское “правительство” Витте потребовало от Синода наказать владыку. Но что может враг сделать тому, кто с Богом? Только ждать удобного случая, чтобы отомстить. По-сатанински - безжалостно. О-о, как они умеют выжидать. Не забывать нанесенные им удары, и - мстить. И вот - отмашка декретом “Об отделении…” И первая кровавая и, понятное дело, ритуальная жертва. Это они тоже любят - символичность убивств.

Не буду говорить о расстреле крестных ходов в Воронеже, Туле, Харькове… То есть расстреле совершенно беззащитных людей. Ну, вот что это, как не обыкновенный жидовский фашизм? О том, что в первый же последекретный год было убито порядка трех тысяч священнослужителей. О немыслимой жестокости этих казней. Батюшке, например, отрубали перед казнью кисти рук и вырезали язык. Знаете, для чего? Чтобы он не смог произнести слов молитвы и перекреститься перед смертью…

Зачем я всё это напоминаю? Затем, чтобы показать: удар по Церкви - лишь одно из направлений той гигантской, нечеловеческой провокации, которую выстраивал “товарищ”, занимавший высший пост в иерархии комиссаров, имея при этом четырёхклассное образование и серьезный “послужной” список тюремных заключений и ссылок. (Впрочем, и большинство убивц были недоучками: вспомним, например, Гитлера и его окружение.) Вы поняли, о ком я говорю? О председателе их вцика Якове Мовшовиче.

А замысел его - вот он. Свердлов откровенно делится им со своими соратниками на заседании вцика 20 мая 1918 года. “Только в том случае, если мы сможем расколоть деревню на два непримиримых враждебных лагеря, если мы сможем разжечь там ту же гражданскую войну, которая не так давно шла в городах, если нам удастся восстановить деревенскую бедноту против деревенской буржуазии…” ну, и так далее.

Понимаете? Здесь - если не первая, то вторая важнейшая первопричина наших трагедий. Жиды толкали нас в эту войну, просто стравливали. (Они и сейчас так же работают, только на другом политическом и прочем материале. Расчленив народ на тех, кто делает деньги - в их терминологии "успешных", и тех, кто ни за что не станет служить мамоне. Просто после владыки Иоанна (Снычева), сегодня нам некому больше об этом прямо сказать. Пока.) Очень квалифицированно, беспощадно, используя принцип запредельной, дабы она походила на правду, лжи (который мы почему-то называем геббельсовским; разве Геббельс тоже был жид?). Владыкой Владимиром (Богоявленским) открывался бесконечный список тех, кто отчетливо понимал что революция - это никакая не классовая борьба, а брань духовная. Брань сатанистов-жидов против людей Божиих, русских: их храмов, их государства, их веры, их самих, как носителей всего этого.

В конце мая же создан и первый концлагерь Бронштейна.

Потом - ряд провокаций чтобы ускорить процесс.

Ведь как террор-то получился красным? После убийства Моисея Соломоновича Урицкого. Главного чекиста, то есть живодёра, Петербурга. Выступая именно по-поводу этого злодейства, председатель вцика впервые произнес сию формулу, что на белый террор требуется  отвечать красным.

Вот при чем тут белый террор?

Знаете, кто уничтожил Урицкого?

Леонид Каннегисер.

А во Владимира Ильича кто стрелял?

Фани Каплан.

А еще в одного Моисея - Гольдштейна, который представлен нам как Володарский? Комиссар по печати, пропаганде и агитации, имеющий тот же “уровень" образования, что и Яков Мовшович. Известен тем, что в течение пары-тройки месяцев истребил 150 газет.

Его убийцы - с русскими именами, но это мало ведь что значит. Никто из них не был даже расстрелян, в отличии от двух предыдущих случаев...

Но белый-то террор - при чем? Стреляли в делателей революции - эсеры, если говорить о партпринадлежности боевиков. Правда, не жиды. Интересно признание Леонида Иоакимовича о мотивах его покушения. Вот оно: совершил из “чувства еврея, желавшего перед русским народом, перед историей противопоставить свое имя именам урицких и зиновьевых”.

Потому что евреям как же претило то, что делают жиды.

А последним провокация всегда нужна, как воздух. Потому что они тут же беззаконие своих кровавых деяний - возвели “в закон” о терроре. Тут же создали “верховный” ревтрибунал (как вы думаете, кто выплыл в эти “верховные” судьи?). Тут же объявлено о необходимости брать заложников, и тут же эти заложники были взяты - и расстреляны: в Питере - за двух Моисеев уничтожили 900 человек, в Алупке, откуда приехала Фани стрелять в Ульянова-Бланка - 500. И я уж не спрашиваю, чьих людей истребили эти душегубы, ради спасения своих собственных шкур.

 

Так что всё отлично они складывали. Завершающий штрих этого… нет, тут все слова типа фашизм, геноцид - блекнут, этого… откровенного жидовского сатанизма - директива о расказачивании. Она, как бензин в вяло разгорающийся костёр - взорвала всю ситуацию… Потом уже пленум цк их ркп(б) отменил эту директиву Якова Мовшовича. Интересно отменил - в самый день его смерти, в марте (жид сделал свое дело, жид должен был уйти). Но никакие встречные директивы ничего уже спасти не могли: Дон полыхнул на всю Россию. Полыхнул от их… непредставимо кровавых провокаций в казачьих станицах, на которые была способна только одна-единственная банда в России - банда Свердлова-Бронштейна-Бланка…

 

Я опять же к чему всё это? К своему катастрофическому недоумению. Ну, почему мы, вместо того, чтобы и красной, и белой своей армией наброситься с двух сторон на жидов и в два часа растерзать всю эту свору - ко всеобщему нашему спасению - почему вместо этого, единственно разумного шага - вцепились в глотки друг друга? И до сих пор ведь друг друга держим.

Почему?

Нет мне ответа...

И я плетусь вслед за казаками из Кремля, где они освящали свои боевые знамёна - в Донской монастырь, почти понимая, что вряд ли и сегодня получу его.

 

(Продолжение следует.)