February 26th, 2016

Невозможный президент

- Всё, - говорит мой друг - закрываю свой магазин.
- Зачем? - говорю я.
- Арендой задавили, - говорит он. - Миллион в месяц плати, еще и повысить обещают.
- Правительство Москвы давит?
- Меня - нет: частник, который приватизировал дом, чтобы сдавать его.
- А он его строил, этот частник?
- Нет, конечно. Те, которые всё построили, в лучшем случае приватизировали свои квартиры. Чтобы потом с них сдаивали за ЖКХ, за грядущие капремонты и рыночную стоимость жилья. А всё остальное прихватили те, которые не строили, - говорит мой друг. - В том числе и сдаивающие аппараты.
- Вот почему невозможно пересмотреть итоги воровской приватизации? Хотя бы в Москве? - говорю я. - Для восстановления справедливости?
- Это ты у гаранта спроси, - говорит мой друг. - Гаранта Не пересмотра. Он же сказал, что вор должен сидеть. Но пересмотра всё равно не будет.
- А как же тогда сидеть? - не понимаю я.
- Гарант, может быть, имел в виду, что они будут сидеть в Израиле с Лондоном, где многие из прихватизаторов сегодня и отсиживаются, - говорит мой друг. - А купоны отсюда стригут.
- Ну, да, - говорю я. - А чего не стричь, если это гарантируется.
И вдруг добавляю: а давай Лимонова выбирать. Он - единственный, кто открыто и постоянно выступает за пересмотр чубайсовской ликвидации нашей собственности.
- Выбирать в прейзиденты? - уточняет мой друг. - Давай. А то достали уже: в своей стране находимся, а постоянно съезжать куда-то приходится...